Газета «Вестник»
Архив

№ 9 (895)
7 марта 2008


Заголовки в формате RSS

Александра II владел русским языком


В мае 1983 года старенькая работница библиотеки Академии наук в Москве в ответ на мой комплимент о ее аристократической внешности признательно улыбнулась, приложила палец к губам и повела меня по узким коридорам хранилища. Там она достала несколько пожелтевших книг об Александре II:

— Даю вам возможность полистать эти редкие экземпляры, только не проговоритесь об этом никому.

Надо ли говорить о том, с каким волнением я читал их. Почти каждая страница доставляла мне несравненное удовольствие. Эти уникальные фолианты полностью разрушили привычный политический портрет Александра II, созданный советскими историками: вместо мелкого, слезливого, жалкого, глупого фанфарона передо мной предстал красивый, умный, образованный, отважный, благородный, великий реформатор и патриот России.

И хотя у меня не было никакой надежды в обозримом будущем заявить о переоценке деятельности Александра II (в то время ведь господствовала коммунистическая идеология), тем не менее я радовался тому, что облик царя-освободителя крестьян от крепостного права мне стал близким и понятным. Неясными остались лишь две строчки из дореволюционного биографического словаря: «Александр II свободно владел английским, немецким, французским, польским и русским языками».

Что означало «владеть русским языком»? В XIX веке все российские императоры прекрасно говорили по-русски… Я отправился в Институт истории СССР, к ведущим специалистам с просьбой пролить свет на мой вопрос. Однако они только пожимали плечами. Наконец, один из весьма почтенных докторов наук посоветовал обратиться к ленинградскому академику-филологу. «Правда, — добавил он, — ему, наверное, уже за 90, а потому к нему будет попасть весьма непросто из-за взрывного характера и кучи болезней».

Через два дня я уже настойчиво звонил в дверь квартиры на Невском проспекте с табличкой «Александр Максимович Леонтьев».

— Чем могу служить, милостивый государь? – спросил строго высокий худой джентльмен. — Только заранее предупреждаю, что со всякого рода диссертационными делами ко мне не обращайтесь. В моем возрасте непозволительно размениваться на такие мелочи. Интервью никаких тоже не даю. Каждая минута мне дорога.

Я съежился под его пристальным взглядом и, пробормотав извинения, хотел уже уйти восвояси, но старик повелительным жестом остановил меня:

— Ваши предки жили в Полтавской губернии, а потом переехали в Южный Урал? А прадед ваш был польским шляхтичем?

— Да, вы совершенно правы, — раскрыл я рот от удивления, — а откуда вы знаете это?

— Я ведь филолог-диалектолог, — пояснил он, — так что все установил по вашему произношению. Так зачем вы пришли?

— Прошу извинить, — робко сказал я, — но меня волнует, точнее, интересует, мелочь. Почему в словаре, изданном в 1903 году, указывается, что Александр II владел русским языком?

К моему удивлению старый джентльмен не рассердился, и, более того, лицо его прояснилось:

— Заходите, позавтракаем вместе.

За чашкой кофе мой собеседник расспросил меня о семье, о работе, а потом осведомился:

— Какие писатели вам более всего нравятся?

— Пушкин, Дюма, Жюль Верн, Сабатини, Диккенс; терпеть не могу Достоевского и Льва Толстого, — ответил я.

Старик улыбнулся:

— Так я и думал. Вы сентиментальный романтик, а потому не можете быть стукачом. Я могу быть с вами откровенным. Только соблюдаем вместе непременное условие – не обижаться.

Я кивнул головой.

— Так вот, дорогой Дмитрий Степанович, скажу вам просто и прямо: вы не владеете русским языком.

— Вы шутите, Александр Максимович? – поразился я. – У меня высшее не только историческое, но и филологическое образование. Сколько лет занимался журналистикой! Защитил кандидатскую и докторскую диссертации по истории СССР, давно читаю лекционные курсы в вузах Поволжья.

— Ничуть не шучу, — спокойно ответил мой собеседник. – Да, вы человек начитанный, видимо, знаете немецкий язык, написали книги по истории России. Все это так. Но вы, Дмитрий Степанович, не умеете в устной речи выделять ключевые слова, вам не дается правильное ударение, некоторые фразы у вас построены по немецкому образцу – глагол в конце предложения. А вот у Александра II с этим было все в порядке.

— И это объясняется тем, — насупился я, — что он император, а я простой преподаватель?

— Это объясняется тем, что царь владел четырьмя европейскими языками, был хорошо знаком с латынью и греческим, а у вас за плечами только немецкий. Александр II и мозгом, и душой понимал строй русского языка, его особенности, достоинства и недостатки, а вы нет. У вас узкий филологический кругозор. Ведь красоту русской природы, ее удивительные оттенки можно понять только тогда, когда поживешь несколько лет во Франции, Италии, Ирландии, Америке. Ясно, почему удались картины русской природы Тургеневу: он хорошо знал европейский пейзаж.

— Спасибо, — грустно и искренне поблагодарил я, — ваш урок, Александр Максимович, белее чем полезен. Надеюсь он избавит меня в будущем от возможных приступов хвастовства и самолюбования.

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2021